Архитектура в годы революции. Булле, Леду, Лекё - История архитектуры

ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ
Перейти к контенту

Архитектура в годы революции. Булле, Леду, Лекё

Западная Европа и Латинская Америка XVII-первая половина XIX вв. > Западная Европа XVII-первая половина XIX вв. > Архитектура Франции > Архитектура времени французской буржуазной революции и империи. Конец XVIII — первая треть XIX в.
    В годы революции тяжелое экономическое состояние страны, военные расходы, защита революционных завоеваний не давали возможности развернуть строительство. Эмигрирует знать, духовенство. Не строятся больше дворцы, монастыри, церкви. Вслед за национализацией больших владений (из которых лишь немногие остаются в ведении государства) происходит приспособление конфискованных зданий для новых целей.
    С аукциона продаются или сдаются внаем (целиком или по частям) монастырские здания и большие отели, в которых размещается множество мелких и крупных предприятий, с необыкновенной быстротой растущих в годы Директории. В них устраиваются меблированные комнаты, лавки, рестораны, бальные залы, склады товаров, общественные бани и т.п. Сюда водворяются мануфактуры, заведения промышленного характера, торговые дома. Для больших собраний приспосабливаются залы Тюильри, дворца Бурбонов.
    Эти годы строительного затишья были в то же время периодом интенсивной работы архитектурной мысли. Архитектурная практика собственно революционных лет тесно связана с деятельностью якобинского Конвента, стремившегося демократизировать искусство, приблизив его к общественной жизни народа.
    Своеобразным и ярким явлением художественной жизни того времени было оформление больших событий и революционных празднеств (среди которых первым был праздник Федерации на Марсовом поле 14 июня 1790 г.), архитектурно-декоративные мизансцены массовых шествий и действ, грандиозные проекты мемориальных сооружений.
    Эти декорации, создававшие возвышенное обрамление революционных праздников и будней, были проникнуты эстетикой классицизма. В них реализовались те же приемы и формы, что и в проектах французской Академии, представлявшихся на соискание Большой премии (Grand Prix) и отличавшихся преувеличенным масштабом сооружений, разрастанием здания в гигантский по протяженности комплекс, в котором неразрывная цепь корпусов образует различные комбинации из каре, кругов и полукружий.
    Эта академическая линия классицизма была не единственной; наряду с нею в творчестве таких архитекторов, как Булле и Леду, отразились надвигающиеся перемены в архитектуре, признаки будущего перелома в ее развитии. Новые идеи и приемы проявились в рисунках и проектах Булле (1780—1790), представлявших собой грандиозные архитектурные композиции.
Архитектурные композиции: цирк, городские ворота, 1780—1790-е годы. Э. Л. Булле
Архитектурные композиции: цирк, городские ворота, 1780—1790-е годы. Э. Л. Булле
    Проекты Булле, в которых классицизм является лишь отправной точкой, поражают уверенностью и мастерством, с которыми он трансформирует традиционные формы, устанавливая между ними новые композиционные связи. Среди приемов, применяемых Булле, характерны: объединение равнозначных элементов (без обязательного выделения центра) наряду с мощным противопоставлением геометрических форм, большие, гладкие поверхности стен (почти лишенные окон), верхний свет, горизонтальное завершение зданий, очень сдержанный декор (чаще всего ритмическое повторение какого-либо мотива), зелень как архитектурный компонент.
    В своем трактате «Архитектура» Булле берет элементарную геометрию как базис для архитектурного проекта. Средствами нахождения новых форм он считает распределение масс, освещение (светотень) — Булле особенно подчеркивает этот прием, монументальные размеры, выявление характера здания, «сдвиги» в масштабности. Таковы его гробница Ньютона, отличающаяся, предельной лаконичностью и смелостью в освоении чистой геометрической формы, городские ворота, цирк и другие композиции.
    В творчестве Леду эти попытки вырваться за пределы очерченного классицизмом круга понятий и форм проявились с еще большей остротой. В его постройках, и особенно в проектах, определился ряд таких приемов, как изолированность, замкнутость каждого архитектурного объема (когда нарушены связи, свойственные композиции классицизма, а новые находятся в процессе становления).
    Нарушение привычных пропорций в классических формах, придающее зданию подчеркнутую экспрессивность, выявляющую его характер, нагромождение различных мотивов и форм (первая стадия разрушения классицистической композиции); попытка в практике заменить классическое расположение объемов геометрическим построением; включение скульптуры в виде отдельно стоящих статуй, выделяющихся на фоне гладкой стены, — эти черты ярко проявились в архитектуре парижских застав (Министров, ДенФурно, Ля-Вийетт и др.).
    Одна из важнейших работ Леду — проект города Шо, который представляет собой открытый ансамбль, вписанный в круг («совершенную форму» по Леду), с радиальными улицами и центральной площадью. В проекте чувствуются отзвуки идеальных городов Возрождения. Вместе с тем — это первый индустриальный город, задуманный в целом с мастерскими, магазинами, административными зданиями и жильем.
    Композиция города Шо основана на свободном сочетании равноправных элементов. Здесь Леду отказывается от дифференциации построек согласно их «рангу». Общественные здания города призваны выражать идеи общественной морали, но не путем добавления символических атрибутов, а через воздействие самих архитектурных форм, которые Леду стремится сделать «говорящими».
    Наряду с отвлеченными (геометрическими) формами архитектуры, порывающими с основами классицизма и часто фантастическими, в проектах Леду намечается ряд таких композиционных приемов и форм, которые укореняются в эклектической архитектуре XIX в. К ним относятся: постепенный отход от «иерархического» распределения объемов и деталей, от центрирования композиции, возросшая роль боковых ризалитов здания, равнозначность мотивов его центральной части.
    Трансформация художественных идей наглядно прослеживается в творчестве Ж.Ж. Лекё, младшего из плеяды архитекторов революционной эпохи. Для его композиции (чаще всего небольших сооружений) характерны множественность мотивов — египетских, турецких, персидских, готических — и фантастичность форм, нарушающих классический порядок группировки объемов, пропорций, взаимоподчинения частей и целого. Им свойственны асимметричное расположение объемов, изобилие статуй, колонны причудливых форм, не относящихся ни к какому ордеру, экспрессивные линии крыш.
Рандеву Бельвиль. Ж.Ж. Лекё
Рандеву Бельвиль. Ж.Ж. Лекё
    У Лекё ярче всего обнаруживается склонность к использованию композиционных возможностей, заложенных в непропорциональности. В его творчестве отход от классики проявился особенно заметно в усилении эклектической тенденции, которая становится преобладающим направлением в архитектуре XIX в.
    Сочетание традиционных мотивов и новых приемов наблюдается в работах Л.А. Дюбю, в его увражах. Ученик Булле Ж.Н.Л. Дюран уже полностью развенчивает классические ордера, пытаясь найти им замену в геометрических формах. Однако самая его позиция трезвого рационализма, базирующегося исключительно на критериях полезности, удобства и экономии, приводит его к компромиссу с классикой, поскольку чистый функционализм представляется ему утопичным.
Напишем
Top.Mail.Ru
Яндекс.Метрика
© История архитектуры 2015-2025
Назад к содержимому