Карло Мадерна. Фраскати близ Рима, Вилла Торлониа. Флоренция, Палаццо Хименес - История архитектуры

ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ
Перейти к контенту

Карло Мадерна. Фраскати близ Рима, Вилла Торлониа. Флоренция, Палаццо Хименес

Западная Европа и Латинская Америка XVII-первая половина XIX вв. > Западная Европа XVII-первая половина XIX вв. > Архитектура Италии конца XVI- начала XIX в.
Напишем
    Мадерне довелось испробовать свой талант и в области загородного строительства. В вилле Торлония во Фраскати грандиозный парк приобрел самостоятельное значение. Отнесенное вбок от основной оси главное здание превратилось в небольшой павильон и получило подчиненную роль. Как и в прочих римских виллах, парк спускается террасами. Купы деревьев чередуются в нем с бассейнами, подпорными стенами, лестницами, пандусами, каскады переходят в настоящие водопады, им сопутствуют причудливые петли полукруглых лестниц. Целые потоки воды низвергаются в приготовленные для них чаши. Буйная зелень, причудливые формы каменных стенок, балюстрад, гротов, изобилие воды — все это строго вписано в задуманную архитектором сетку композиционных осей.
Фраскати близ Рима. Вилла Торлония, 1623 г., К. Мадерна
Фраскати близ Рима. Вилла Торлония, 1623 г., К. Мадерна. Верхний бассейн каскада
Фраскати близ Рима. Вилла Торлония, 1623 г., К. Мадерна
Фраскати близ Рима. Вилла Торлония, 1623 г., К. Мадерна. Генплан, фасад каскада
    Новые черты, складывавшиеся в римском зодчестве, начали проникать в другие области Италии в самом конце XVI в. Д. Фонтана, уехавший в Неаполь, был первым представителем новой «манеры» на Юге. В северных районах уже в начале XVII в. в новом стиле работали свои собственные мастера: в Болонье Маджента (1565—1635) построил собор с типичным для барокко сочетанием базиликального плана с сильно подчеркнутым подкупольным пространством (фасад выполнен Торреджани); в Турине Асканио Витоцци (1539—1615) возвел круглую в плане церковь Санта Тринита (1610), однако этот новый композиционный тип не получил здесь большого развития.
    Гораздо более существенны градостроительные работы Витоцци, создавшего строго упорядоченное обрамление площади Кастелло, входящей в систему центральных площадей и улиц Турина.
Флоренция. Палаццо Хименес, 1620 г., Г. Сильвани. План.
Флоренция. Палаццо Хименес, 1620 г., Г. Сильвани. План.
    Во Флоренции, как уже сказано, новому стилю было труднее пробиться сквозь устоявшиеся традиции эпохи Ренессанса. Но и здесь появляются некоторые барочного типа постройки, например обширная восьмигранная капелла Медичи (называемая деи Принчипи, 1604), построенная М. Ниджетти, холодная, несмотря на свою импозантность и большие размеры, или же палаццо Хименес уже с характерной для барокко торжественной разработкой парадных лестниц (1620). Его архитектору Герардо Сильвани (1579—1675) принадлежит также капелла и палаццо Корсини.
    Со 2-й трети XVII столетия барокко вступает в период полной зрелости, достигая наивысшего расцвета в архитектуре папского Рима.
    Этот период характеризуется явственными изменениями в характере архитектуры, которая отличается теперь небывало широким размахом и впечатляющей репрезентативностью композиций, торжественным величием внешнего облика и пышностью интерьеров.
    Сдерживающее влияние архитектурных трактатов позднего Возрождения со свойственным им академическим ригоризмом заметно ослабло, как и религиозная нетерпимость, свойственная первым десятилетиям контрреформации.
    Наряду с работами по завершению собора и площади св. Петра, которые должны были служить укреплению престижа католической церкви и придать новый блеск ореолу, окружавшему ее первосвященника и папскую курию, в Риме велось и широкое частное строительство. Представители наиболее могущественных фамилий итальянской знати, занимавшие папский престол в середине XVII в. (Урбан VIII Барберини, 1633—1644; Иннокентий X Памфили, 1644—1655, и Александр VII из семейства банкиров Киджи, 1655—1667), их многочисленные родственники и другие крупнейшие строительные заказчики Рима откровенно стремились к роскоши и великолепию своих дворцов и вилл, которые за полвека до этого, вероятно, вызвали бы суровое порицание.
    Благодаря широкому размаху строительства (не раз приводившего заказчиков к истощению их финансовых ресурсов), верному отбору наиболее талантливых архитекторов и творческой свободе, которая им предоставлялась, общий характер города быстро изменился, и старому Риму был придан тот облик величавого, праздничного великолепия, который в большой мере сохранился до наших дней.
    В условиях большого подъема строительной деятельности и ясного понимания заказчиками огромного идейно-художественного значения зодчества смогли полностью раскрыться творческие особенности крупнейших архитекторов.
    Среди замечательных зодчих, наложивших отпечаток своего дарования на римскую архитектуру XVII в., первые места принадлежат Бернини и Борромини, в творчестве которых получили выражение противоположные крайности высокого римского барокко.
Top.Mail.Ru
Яндекс.Метрика
© История архитектуры 2015-2025
Назад к содержимому